ПЛАКАЛИ НАШИ ДЕНЕЖКИ 
(Баллада о прибавочной стоимости)

Уинстон Черчилль говаривал, что капитализм порождает неравное богатство, а коммунизм – равную нищету. Иерусалимская церковь жила по принципам коммунизма. «Верующие были вместе и имели все общее, и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деяния 2:44,45). Неудивительно, что вскоре церкви рассеяния были вынуждены собирать гуманитарную помощь для нуждающихся иерусалимских братьев (Деяния 11:29; 2 Коринфянам 8 и др.). Коммунизм несостоятелен как экономическая система. Он сам себя проедает. Видеть в нем путь к всеобщему процветанию в крайней степени наивно. Этот урок стоило бы заучить марксистам – доверчивым детям папы Карла.

Перед церковью Иерусалима цель материального процветания не стояла. «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее. Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (Деяния 4:32-35).

Верующие расточали все, что имели, инвестируя тленное богатство века сего в нетленные сокровища Царства Божьего. В итоге этот попущенный Богом коммунизм, это расточительство, оказалось приобретением. Ведь Господу было известно, что через весьма непродолжительное время от Иерусалима не останется камня на камне, и все, кто собирал земные богатства, лишатся и своих накоплений, и самой жизни. Те же, кто ради Благой Вести обнищал материально, не потеряют ничего, и, рассеявшись по свету, обнаружат, что получили уже ныне, «во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной» (От Марка 10:30).

Но ко времени написания Иаковом, старшим пресвитером Иерусалимской церкви, своего канонического соборного послания, город еще не был разрушен, но община уже жила на пожертвования «извне». Обращаясь к диаспоре, брат Господень, по сути дела, пишет своим кормильцам. «Спонсорам», как сказали бы сегодня: «Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас. Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь: вы собрали себе сокровище на последние дни. Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа. Вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания. Вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам. Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний» (Иакова 5:1-7). Насколько это непохоже на современные «фандрейзинговые» послания!

Нам так хочется стабильности в жизни, уверенности в завтрашнем дне – в хлебе на столе, в крыше над головой. И мир так настойчиво приучает нас к мысли, что материальные блага – верный путь к гарантированному благоденствию. А идеологи безбожного коммунизма еще и добавляют: будут общими эти блага – будет всеобщим и благоденствие. Писание же утверждает: «жизнь человека не зависит от изобилия его имения (От Луки 12:15). Великое приобретение – быть благочестивым и довольным» (1Тимофею 6:6). Это – вне сферы материального и не измеряется в денежном эквиваленте. Оно не имеет отношения ни к богатству, ни к бедности.

Бог не против богатства. Бог против злоупотребления богатством. Как и все, сущее в сотворенном Богом мире (в т.ч. власть, секс, еда, питье), материальные блага даны нам именно во благо. Но, как и все прочее, они превращаются из благословения в проклятие, когда мы пользуемся ими не в соответствии с замыслом Творца, а злоупотребляем – употребляем во зло. Бедность, конечно, тоже может стать предметом злоупотреблений, но в богатстве соблазнов куда больше.

Первейшим из соблазнов богатства, о котором говорит Писание, является любостяжание. Не деньги есть корень всех зол, но любовь к ним – сребролюбие (1 Тимофею 6:10). Любостяжание превращает богатство из плода наших трудов, инструмента для служения Богу и ближнему, в самоцель. Мировой финансовый кризис стал прекрасным напоминанием истинности слов Иакова: «Богатство ваше сгнило, и одежды ваши изъедены молью. Золото ваше и серебро изоржавело, и ржавчина их будет свидетельством против вас и съест плоть вашу, как огонь» (5:3).

Рассказывают, что один очень богатый еврей, умирая, оставил два конверта. Первый надлежало вскрыть в день его смерти, другой – спустя тридцать дней. В первом конверте, как и ожидалось, было завещание. Покойный инструктировал родню, как надлежит разделить его имущество, завершалась же его последняя воля просьбой: «Похороните меня в носках». Авторитетные раввины долго спорили по этому поводу, и пришли к заключению: все указания покойного должны быть исполнены в точности, кроме этого последнего – нагим приходит человек в этом мир, нагим должен и уйти. Богача раздели, омыли, завернули в саван, и предали земле как всех, в соответствии с вековыми традициями. Через месяц открыли второй конверт и прочли: «Я знаю, что вы похоронили меня без носок. Раз даже такую мелочь невозможно исполнить, то и прочие мои распоряжения недействительны. Раздайте все мое богатство нищим».

Все, что становится для нас высшей ценностью, превращается в идола, потому что занимает в наших сердцах то единственное место, которое по праву принадлежит лишь нашему Создателю. «Берегитесь любостяжания» – предупреждает Господь (Лук.12:15), и ему вторит Апостол: «Любостяжание есть идолослужение» (Колосянам 3:5).

Любостяжание толкает Божий народ на путь неправедности: «вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа» (Иакова 5:4). Раньше верующих можно было распознать по праведному отношению к труду – любую работу они делали как для Господа. Когда Чаушеску приказал закрыть все баптистские церкви в стране, местные партийные руководители взмолились: кто же тогда работать будет? И это было сильнейшим свидетельством из уст врагов Божьего народа! Сегодня же на какую-то работу порой бывает проще нанять неверующих – в случае невыполнения работы, с них можно хотя бы взыскать за убытки. А с верующих, как с братьев, спросить сложнее. В обиход даже вошло такое понятие, как «духовные гастарбайтеры».

Гастарбайтер (по-немецки – «гость-рабочий») – это некто, приезжающий из одной страны в другую на заработки. То ли там лучше платят, то ли в родной стране – проблемы с трудоустройством. Поскольку никаких обязательств перед страной, в которой они работают, гастарбайтеры не несут, то работу свою выполняют наплевательски. Да и в инфраструктуру этой страны они ничего не вкладывают – все вывозят домой, туда, где их сердце. «Духовные гастарбайтеры», это верующие, чье сердце остается привязанным к миру, но работать они устраиваются в христианские организации – строить Царство Божье с восьми до пяти с перерывом на обед. Потому и не приходится ожидать от таковых жертвенности – ни в работе, ни во времени, ни в финансах.

К огромному стыду приходится признать, что церковь сегодня не свободна и от целенаправленного извращения правды, о котором пишет Иаков: «вы осудили, убили Праведника; Он не противился вам» (5:6). Написанием слов «праведник» и «он» с заглавной буквы, переводчик навязывает нам толкование этого стиха, указывающее на страдания Христовы. Но этим, увы, значение данного текста не ограничивается. И после громких скандалов и разоблачений, мир уже не ассоциирует определение «христианский» с понятиями «справедливый» или «достойный доверия».

Однако, напоминает Иаков, неправедным бывает не только то, как мы зарабатываем, но и то, как тратим: «вы роскошествовали на земле и наслаждались; напитали сердца ваши, как бы на день заклания» (5:5). Будто цель жизни – умереть как можно более разжиревшим и окруженным как можно более дорогими вещами. В итоге уже не деньги служат нам, а мы – им. Вся жизнь превращается в сплошное зарабатывание денег. Приходя с работы, мы валимся с ног – не остается времени на семью, на друзей.

Деньги должны служить людям, а люди – Богу. «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне» (От Матфея 6:24).

Мир продолжает внушать нам, что для счастья нам нужно лишь приобрести еще чуть-чуть. Еще – вот это, и мы будем счастливы. Но в глубине сердца каждый знает: счастливыми мы становимся не когда получаем, а когда отдаем. Ведь что приятнее: получать подарок или дарить его? Или что обиднее: когда нам не дали подарка, или же когда не приняли нашего? С любым настоящим подарком мы отдаем частицу себя. Подарок – акт любви. В этом-то и кроется разница между любовью и страстью. Страсть – это, когда хочется брать и брать, а любовь – когда хочется отдавать и отдавать.

Сколько же позволительно зарабатывать верующему человеку? Да, сколько угодно, если это не вредит его отношениям с Богом, с семьей, со здоровьем, с друзьями. «Умножается имущество, умножаются и потребляющие его; и какое благо для владеющего им: разве только смотреть своими глазами?» – говорит Экклезиаст (5:10). Бедность может быть как проклятием, так и благословением. Аналогично и богатство может быть как благословением, так и проклятьем. Но если мы не можем быть верными по отношению к финансам, которые видим, то и праведными по отношению к Богу, Которого не видим, мы не можем быть.

«Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (От Луки 12:21). Что же это значит – «богатеть в Бога»? Писание дает нам рекомендации.

Во-первых это предполагает добросовестность в труде. «Богатство от суетности истощается, а собирающий трудами умножает его» (Притчи 13:11). Чем бы мы ни занимались – торговали, воспитывали детей, писали контрольную, вели машину – все должны делать во славу Божью. Мы – Его представители в этом мире. Где бы мы ни находились, мы там не случайно: Бог хочет присутствовать на том месте через нас. Потому и должны мы свидетельствовать о Нем в первую очередь не словами, а делами. «От всякого труда есть прибыль, а от пустословия только ущерб» (Притчи 14:23).

Далее, благосостояние должно быть плодом трудов, а не их целью. «Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои. Устремишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу» (Притчи 23:4-6). Как гласит народная мудрость, чтобы быть счастливым нужно работать так, будто не нужны деньги; петь, будто никто не слышит, танцевать, будто никто не видит, и любить так, будто никогда не делали больно.

Заработанное, в свою очередь, должно сберегаться в разумных пределах – уповать необходимо не на сбережения, а на Бога. Средства, зарытые в землю, прибавочной стоимости не приносят – ни на Поле Чудес в Стране Дураков, ни в библейской притче. Апостол пишет: «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам все обильно для наслаждения» (1 Тимофею 6:17). Бог все дает нам для наслаждения, ищущие же наслаждения только в накоплении, не знают подлинных радостей.

Но и расходуемое необходимо расходовать мудро. «Вожделенное сокровище и тук – в доме мудрого; а глупый человек расточает их» (Притчи 21:20). Финансовый кризис, опять же, наглядно продемонстрировал иллюзорность преимуществ жизни в кредит. «По одёжке протягивай ножки», – гласит народная мудрость. Расходы не должны быть спонтанными. Их необходимо планировать, и они не должны превышать наши планируемые доходы. Деньги дают некоторую власть, например – совершить покупку. Но это, как и всякая власть, накладывает ответственность. Господь заповедал отдавать кесарю как принадлежащее ему по праву то, на чём запечатлен образ кесаря. Богу же отдавать то, на чем запечатлен образ Божий, то есть себя самих. Мы по праву принадлежим Богу, и Ему же принадлежит все, что нам вверено для распорядительства во имя Его.

Наконец, нужно учиться раздавать щедро. Как некто иронично заметил, всякий раз, когда кто-либо обращается за помощью, нужно гнать самое первое побуждение, потому что оно, как правило, – наиболее благородное. Тем самым этот человек признал, что в глубине души каждый знает, как поступить правильно, но – «жаба давит». «Иной сыплет щедро, и ему еще прибавляется; а другой сверх меры бережлив, и однако же беднеет. Благотворительная душа будет насыщена, и кто напояет других, тот и сам напоен будет» (Притчи 11:24-26). Истинное богатство не в том, сколько мы скопили, а в том, сколько отдали. Мы реально владеем лишь тем, что можем отдать. Все, чего мы отдать не в состоянии, владеет нами. И Апостол продолжает: «богатых в настоящем веке увещевай, … чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны» (1 Тимофею 6:17-19).

«Блаженнее давать, нежели принимать» – учил Господь (Деяния 20:35), и слова эти в Его устах не были пустым звуком. Он отдал все, что имел на этой земле – Себя Самого, чтобы мы могли, глядя на Него, как в зеркало, преображаться «в тот же образ от славы в славу, как от Духа Святого» (2 Коринфянам 3:18). Богатеем мы тем, что отдаем – таково библейское учение о прибавочной стоимости. Таков закон любви, закон Христов.

Политэкономическая загадка старых диссидентов гласит: в чем разница между декабристами и коммунистами? Ответ: декабристы выступали за то, чтобы не было бедных, а коммунисты – за то, чтобы не было богатых.

Бог же не желает, ни чтобы было меньше богатых, ни – бедных, но чтобы было как можно больше людей, которые любят Его. Богатых ли, бедных ли – не важно. Важно, чтобы сердцем они были похожи на Иисуса. Бог хочет, чтобы было как можно больше людей, готовых отдавать.

СЕРГЕЙ ГОЛОВИН



Поделитесь с друзьями